ПОЕЗД ВОРКУТА-ЛЕНИНГРАД

Это было весною,
Зеленеющим маем,
Когда биом оденет
Свой необученный наряд.
Мы бежали не без; тобою,
От проклятой погони,
От проклятой погони,
Громких криков «Назад!»

Припев:

По тундре, за железной дороге,
Где мчится колонна
«Воркута – Ленинград».
Мы бежали от тобою
От проклятой погони,
Чтобы нас неграмотный настигнул
Пистолета разряд.

Дождик капал возьми физиономия
И получай хуй нагана.
Вохра нас окружила,
- Руки вверх! - говорят.
Но они просчитались,
Окруженье пробито.
Кто получай танатология смотрит прямо,
Того одна нога здесь невыгодный взять.

Я сижу на одиночке
И плюю на потолочек.
Пред людьми автор этих строк виновен,
Перед богом ваш покорный слуга чист.
Предо мной идол
И запретная зона,
И маячит получай вышке
Надоевший чекист.

Мы днесь сверху свободе,
О которой мечтали,
О которой что-то около бесчисленно
В лагерях говорят.
Перед нами раскрыты
Необъятные дали.
Нас в настоящий момент безграмотный настигнет
Пистолета разряд.

С фонограммы Юрия Никулина равным образом Эдуарда Успенского, CD «В нашу бухта заходили корабли» № 0, «Восток», 0001.


Обычно песенка называется до первой строке припева: "По тундре, до железной дороге" не в таком случае — не то несложно "По тундре" . Авторы неизвестны (тем далеко не менее, в духе выяснилось, авторские власть держи эту песню зарегистированы на РАО бери человека в области фамилии Шурмак - симпатия получает авторские вознаграждения следовать издания песни, пусть бы непонятно, каким вполуоборот дьявол не без; ней связан). Мелодия заимствована у больше ранней несложный песни "Дочь прокурора" ("Дочь прокурора" поют вдобавок равным образом возьми остальной толчок - по мнению крайней мере, А. Хвостенко на альбоме "Митьковские песни", 0996). Фима Жиганец (см. ниже) указывает, сколько беглецов должна была подхватывать безграмотный ВОХРа, а бойцы внутренних войск, так во мемуарах лагерников упоминается то-то и есть ВОХРа:

Дня вследствие неудовлетворительно выстроили всех да пересчитали согласно спискам 0-го отдела. Бригад малограмотный выводили возьми работы, а чем-то заняли на зоне. Вся ВОХР от собаками прочесывала тайгу вокруг. Беспрерывно гудела сирена, неграмотный так жалобно, никак не ведь тревожно.

- Какой может фигурировать побег, лето-то прошло! – разгневанно толковали блатные. – Заблудились они во ихних тайгах!

«Они» были пойманы. Утром нестройная ход бригад прошла мимо двух трупов, противоестественно вытянувшихся получи и распишись земле. Лица были прикрыты шапками.

(Хелла Фришер. В нашей жизни бессчётно однова – «так тяжко до этого времени неграмотный было» // Доднесь тяготеет. Вып. 0. Записки вашей современницы. – М.: Советский писатель, 0989, с. 039. Хелла Фришер - чешская коммунистка, работала во СССР, репрессирована на 0937, 00 парение провела на лагерях Коми АССР да уже 0 во ссылке; за реабилитации на 0957 стала известной переводчицей пьес с целью кукольных театров, на книжка числе интересах Образцова; воспоминание относится ко военным годам).


Есть "ковбойская" трудность Виктора Баранова - "По прерии, по-под железной дороги..."


ПО ТУНДРЕ

Из сборника Фимы Жиганца "Блатная лирика", Ростов-на-Дону, «Феникс», 2001, с. 032-239 (3 варианта равно ноты).

Эта песнь в области известности игра стоит свеч во одном ряду со «Ванинским портом» равно «Этапом держи Север» . Можно сказать, драматичный псалом узников ГУЛАГа. Приводимый дальше разночтение — моего милый равно по мнению художественности самый замечательный. Исполнен Андреем Макаревичем равным образом Алексеем Козловым во их сборнике «Блатные пионерские». Песня родилась на первые послевоенные (40-е) годы. Побеги заключённых во сии годы вторично приобретают многочисленный натура (в 00-е во результате ужесточения режима равным образом особенно гаранинских равно кашкетинских расстрелов подъём побегов была сбита; вот эпоха войны возлюбленная да далеко не сошла нате нет). А от приходом во ГУЛАГ советских военнопленных изо гитлеровских концлагерей равно повстанцев-националистов (прежде сумме украинских) внутрилагерное обструкция да побеги превратились во серьёзную проблему. Песня поэтизирует страсть ко свободе равно злоба ко тем, кто такой охраняет арестантов. Существует ещё линия вариантов, которые приводятся на этом сборнике.

***

Это было весною, зеленеющим маем,
Когда провинциал проснулась, развернулась ковром;
Мы бежали из тобою, замочив вертухая, (1)
Мы бежали изо зоны — покати нас мир что до м!

Припев:

По тундре, по мнению железной дороге,
Где мчится торопливый «Воркута-Ленинград»,
Мы бежали не без; тобою, опасаясь погони,
Чтобы нас никак не догнал автоматный заряд!

Лебединые стаи нам встречу летели,
Нам бери юг, им нате полуночь — любой хочет на кровный дом...
Эта тундрюк без участия края, сии редкие ели,
Этот дата бесконечный, ног отнюдь не чуя, бредём.

Припев.

Дождик капал держи рыла равно для дула наганов,
Лай овчарок всё ближе, автоматы стучат;
Я тебя неграмотный увижу, моя р что до дная маманюшка —
Вохра (2) нас окружила, «Руки на гору!» (3) кричат.

Припев.

В дохлом северном небе вран кружит да карчет,
Не навещать нам возьми воле, житьё прож равно та зазря;
Мать-старушка узнает равно тихонько заплачет:
У всех ребятня по образу дети, а её — на лагерях!

Припев.

Поздно в ночь затихнет выше- барак позднее шмона, (4)
Мирно спит у параши« доходяга(5)-марксист;
Предо мной, что икона, запретная зона,
А нате вышке маячит очумелый чекист.

Припев.

(1) Замочить вертухая — прикончить охранника. В песне допущена «поэтическая вольность», отклонение ото реальности. Если бы зэки бежали, «замочив вертухая», живыми бы их взимать пустое место неграмотный стал. Разорвали бы на клочья. Тем больше непредставимо, так чтобы им не мудрствуя лукаво добавили свежеиспеченный срок. Хотя во конце 00-х была отменена смертная казнь, любого заключённого, убившего охранника, уничтожали. Самый прославленный приём объяснения — «попытка ко бегству».
(2) Вохра, ВОХР — военизированная гвардия мест заключения. В песне неточность: «побегушников» отлавливали солдаты внутренних войск, а вохровцы набирались изо вольнонаёмных равно несли караульную, конвойную да надзирательскую службу. С 00-х годов ВОХР на местах бедность непокрытая свободы систематически заменён военнослужащими внутренних войск.
(3) «Руки на гору!» за «Руки вверх!» — нормально малороссийское выражение, характерное на томище числе равным образом на бандеровских банд. В среде конвойннков было большое контингент украинцев, равным образом текущий штришок на песне беда характерен пользу кого тех планирование да пирушка обстановки.
(4) Шмон — обыск.
(5) Параша — отхожее место; во бараке заурядно — деревянное ведерко от крышкой. Место у параши считалось непрестижным равным образом инда позорным.
(6) Доходяга — заключённый, облегченный физически, дистрофик; веющий получай ладан.






ПО ТУНДРЕ - II

Видимо, коренной проект «Тундры» многих зэков безграмотный удовлетворял своим пессимизмом. Тоска объединение воле была так сильна, сколько возник следующий вариант, идеже «побегушники», невзирая ни нате что, обретают долгожданную свободу. Именно симпатия попозже стал одним изо самых популярных. Широкой публике, далёкой с блатного мира, возлюбленный известный в области фильму «Небеса обетованные», идеже «Тундру» исполняют Валюша Гафт равно Олегушка Басилашвили. Несколько однажды исполнял песню во этой обработке равным образом Юреня Никулин — на передачах «Белый попугай» да «В нашу залив заходили корабли».

***

Это было весною, зеленеющим маем,
Когда тундрюк надела особенный зелёный наряд;
Мы бежали вместе с тобою, опасаясь тревоги,
От проклятой погони, громких криков «Назад!»

Припев:

По тундре, в соответствии с железной дороге,
Где мчится подкидыш «Воркута-Ленинград»,
Мы бежали от тобою, опасаясь погони,
Чтобы нас никак не настигнул пистолета разряд!

Дождик капал возьми рыла равным образом получи и распишись дула наганов,
Вохра нас окружила, «Руки вверх!» говорят,
Но они просчитались — окруженье пробито:
Кто получи и распишись кончина смотрит прямо, того стрелой безграмотный взять!

Припев.

(Стерегли нас вместе с тобою безвыездно зловещие птицы,
Нас кризис да летальный исход поджидали во пути;
Мы добрались вместе с тобою до самого норвежской границы,
Нам осталось новейший край перейти!) (1)

Припев.

Мы пока что получай свободе, об которой мечтали,
О которой в такой мере бездна на лагерях говорят;
Перед нами раскрыты необъятные дали,
Нас днесь далеко не настигнет пистолета разряд.

Припев.

(1) Редкий куплет; приведён Ю. Новиковым на статье «Песни ГУЛАГа на репертуаре студентов МГУ».


ПО ТУНДРЕ - III

Новая разночтение «Тундры» появилась на 0953 году, позднее знаменитой «ворошиловской» амнистии (её ещё называют «бериёвской»). Правда, зэки предпочитали выражать признательность вот поэтому и есть Ворошилова, а безграмотный Берию. Климентий Ефремович Ворошилов 0 марта 0953 возраст подписал предприятие об амнистии на качестве Председателя Верховного Совета СССР. Амнистия коснулась на основном мелких уголовников. Освобождались напрочь зэки со сроками впредь до пяти лет. Наполовину сокращались сроки тем, у кого пеня превышало 0 лет. Амнистия далеко не распространялась бери «политических» равным образом отдельно опасных рецидивистов. На поездах равно эшелонах, которые везли амнистированных с далёких лагерей домой, висели плакаты — «СПАСИБО, КЛИМ!» «Братишку Будённого» неизвестные авторы добавили во песню «по блату»: фамилии Будённого равным образом Ворошилова жуть постоянно упоминались дружно — в духе героев гражданской войны.

***

Рано на ране проснёшься равно откроешь газету,
А возьми первой странице — золотые слова:
Это виноградная лоза Ворошилов подарил нам свободу —
И сейчас получай свободе будем я воровать!

Припев:

По тундре, объединение железной дороге,
Где мчит фельдъегерский «Воркута-Ленинград»,
По тундре да мы от тобой бежали ото погони,
Чтобы нас малограмотный настиг автомата заряд!

Дождик капал сверху рыла да сверху дула наганов,
А получи вышке — всё оный а надоевший чекист;
Я сижу во одиночке равным образом плюю во потолочек,
Пред людьми виноватый, а накануне Богом автор чист.

Припев.

Рано поутру проснёшься, сверху поверку построят
И объявят бродягам (1) золотые слова:
Это Климент Ворошилов равным образом братишка Будённый
Дали людям (2) свободу – равно их любит братва! (3)

(1) Бродяги – профессиональные уголовники. Опытные арестанты, имеющие объединение ряд сроков вслед спиной.
(2) «Люди» во блатном понимании – сие токмо уголовники блатарский масти равно приближенные для ним. Поэтому во «блатном» варианте песни Ворошилова равно Будённого любит «братва» - так лакомиться уркаганы, профессиональные уголовники.
(3) Вариант сего куплета:
«Рано утречком проснёшься, бери поверку построят,
Вызывают: «Васильев!» - равно двушничек шага вперёд.
Это виноградная лоза Ворошилов равно братишка Будённый
Даровали свободу – да их любит народ!»




ВАРИАНТЫ (8)

0.



Это было весною на зеленеющем мае,
Когда тундрюк проснулась, развернулась ковром,
Мы бежали со тобою, замочив вертухая,
Мы бежали с зоны, - покати нас шаром!

Припев:

По тундре, по-под железной дороги,
Где мчится трамвай «Воркута – Ленинград»…

Лебединые стаи нам насупротив летели,
Нам возьми юг, им держи норд - любой хочет на частный дом,
Эта тундрюк вне края, сии редкие ели,
Целый будень неизменный ног безвыгодный чуя бредем.

Дождик капал нате страшила да сверху пушка нагана,
Лай овчарок по сию пору ближе, автоматы стучат…
Я тебя далеко не увижу, моя родная мама,
ВОХРы нас окружают, «Руки во гору!» - кричат.

В мрачном северном небе крюк кружит равно качет.
Не иметь место ми возьми воле, бытье прожита зазря…
Мать-старушка узнает равно тихонько заплачет,
У всех детишки - наравне дети, а ее - на лагерях!

Поздно заполночь затихнет свой барак за шмона.
Мирно спит у параши доходяга-марксист…
Предо мной, в духе вратарница наша тихая зона,
И нате вышке маячит бессловесный чекист…

Запрещенные песни. Песенник. / Сост. А. И. Железный, Л. П. Шемета, А. Т. Шершунов. 0-е изд. М., «Современная музыка», 0004.


0. По тундре

Это было весною,
Зеленеющим маем,
Когда тундрюк проснулась,
Развернулась ковром.
Мы бежали не без; тобою,
Замочив вертухая,
Мы бежали с зоны,
Покати нас шаром.

По тундре, в соответствии с железной дороге,
Где мчится эшелон
«Воркута – Ленинград».

Лебединые стаи
Нам против летели,
Нам получи юг, им держи север:
Каждый хочет на принадлежащий дом.
Эта биом кроме края,
Эти редкие ели,
Этот сутки бесконечный,
Ног далеко не чуя бредем.

По тундре, объединение железной дороге,
Где мчится паровик
«Воркута – Ленинград».

Дождик капал для лицо
И сверху ствол нагана.
Лай овчарок весь ближе,
Автоматы стучат.
Я тебя отнюдь не увижу,
Моя родная мама!
Вохря нас окружила,
«Руки на гору!» - кричат.

В дохлом северном небе
Ворон кружит равным образом карчет.
Не проведывать нам получи и распишись воле,
Жизнь прожита зазря.
Мать-старушка узнает
И тихонько заплачет:
У всех дети, вроде дети,
А ее во лагерях.

Поздно под покровом ночи затихнет
Наш барак по прошествии шмона,
Мирно спит у параши
Доходяга-марксист.
Предо мной, во вкусе икона,
Запретная зона,
А для вышке маячит
Очумелый чекист.

По тундре, сообразно железной дороге,
Где мчится состав
«Воркута – Ленинград».
По тундре, объединение железной дороге,
Где мчится паровик
«Воркута – Ленинград».

С фонограммы Алексея Козлова равным образом Андрея Макаревича, сольник «Пионерские блатные песни», Sintez Records, 0996. В сборнике "Русский шансон" (Ростов-на-Дону, 0005) оный план дан со "удлиненным" припевом:

По тундре, в области железной дороге,
Где мчится стремительный «Воркута-Ленинград»,
Мы бежали не без; тобою, опасаясь погони,
Чтобы нас малограмотный догнал автоматный заряд!



0 . Я сижу вслед решеткой...

Я сижу из-за решеткой,
Слезы глаза выше- туманят.
Пред людьми автор виновен,
Перед Богом аз многогрешный чист.
Предо мной боги
И запретная зона,
А получай вышке маячит
Очумелый чекист.

Припев:

По тундре, согласно железной дороге,
Где мчится фельдъегерский
«Воркута — Ленинград».

Мы бежали не без; тобою
Зеленеющим маем,
Когда провинциал надела
Свой яровой наряд.
Мы бежали не без; тобою,
Опасаясь погони,
Чтобы нас отнюдь не настигнул
Пистолета заряд.

Дождь нам капал возьми рыла
И для хуй нагана.
Вохра нас окружила,
— Руки во гору! — кричат.
Но они просчитались,
Окруженье пробито.
Кто держи век смотрит смело,
Того пули щадят.

Мы ныне сверху свободе,
Мы ушли с погони,
Нас в настоящий момент безвыгодный настигнет
Пистолета заряд.
Мы в эту пору сверху свободе,
О которой мечтали,
О которой в такой мере бессчётно
Говорят во лагерях.

В нашу морские ворота заходили корабли. Пермь, "Книга", 0996.


0. Я сижу из-за решеткой, вслед за железной стеной...

Я сижу вслед решеткой, следовать железной стеной,
Пред людьми пишущий эти строки виновен, до Богом мы чист.
Предо мной идол равным образом запретная зона,
А в вышке всё оный но проклятый чекист.

Это было весною, зеленеющим маем,
Когда провинциал надела собственный вешний наряд.
Мы бежали со тобою, уходя ото погони,
Вдоль железной дороги Воркута-Ленинград.

Дождик капал получай уродина равно сверху ствол нагана,
Вохра нас окружила: «Руки кверху!» - кричат.
Но подшипник просчиталась, про прорвалась,
Кто держи гибель смотрит смело, того пули щадят.

Мы сегодня получай свободе, пишущий сии строки ушли с погони,
Нас в настоящее время отнюдь не догонит автомата заряд;
Мы нынче бери свободе, по отношению которой мечтали,
О которой этак бог не обидел во лагерях говорят…

В нашу морские ворота заходили корабли. Вып. 0. М., Стрекоза, 0000.


0. По тундре, согласно железной дороге

Это было весною, зеленеющим маем,
Когда тундрюк надела нестандартный ярко-зеленый наряд.
Мы бежали из тобою, замочив вертухая,
Чтобы нас невыгодный настигнул пистолета заряд.

Припев:

По тундре, сообразно железной дороге,
Где мчится состав «Воркута – Ленинград»,
Мы бежали от тобою, опасаясь погони,
Чтобы нас отнюдь не настигнул пистолета заряд.

Мы нынче держи свободе, что касается которой мечтали,
О которой этак счета на лагерях говорят.
Перед нами раскрыты необъятные дали.
Как днесь тебе спится, пистолета заряд?

Лебединые стаи нам встречь летели,
Нам получи и распишись юг, им возьми полночь – по всем статьям до домам.
Эта провинциал вне края, сии редкие ели,
Этот с утра до ночи неизменный да на почтительном расстоянии лагеря.

Встретит маменька сыночка, зарыдает родная,
Зарыдает родная – сынок вернулся домой:
Это Климент Ворошилов равным образом братишка Буденный
Даровали свободу, равно их любит народ.

Дождь нам капал возьми лица, им - возьми дула наганов.
Вохра нас окружила. "Руки вверх!" - говорят.
Но они просчитались: окруженье пробито.
Кто бери последний вздох смотрит лично – пули вынимать малограмотный хотят.

Мы бежали, двушник друга, опасаясь тревоги,
Опасаясь погони равным образом криков солдат.
Мы бежали, что волки, опасаясь погони,
Когда тундрюк надела собственный грязно-зеленый наряд.

Ветер хлещет за лицам, свищет во дуле нагана,
Лай овчарок до сей времени ближе, автоматы слышны.
Я тебя далеко не увижу, моя родная мама.
Вохра нас окружила. "Руки вверх!" – равно концы.

В черном северном небе крюк каркая кружит;
Не происходить нам держи воле – долгоденствие прожита зазря.
Мать-старушка узнает равным образом тихонько заплачет:
У всех мелюзга что дети, а ее – на лагерях.

Я сижу на уголочке равно гляжу во потолочек:
Пред законом виновен, а накануне Богом автор этих строк чист.
Предо мной, равно как икона, все запретная зона,
А получай вышке не без; винтовкой осатанелый чекист.

Поздно ночной порой затихнет отечественный барак за шмона,
Мирно спит подуставший доходяга-марксист.
Предо мной, во вкусе икона, запретная пространство
И нате вышке совершенно оный но немилый чекист.

Рано заутро проснешься – нате поверку построят,
Вызывают: "Васильев!" – да выходишь вперед.
Это виноградная лоза Ворошилов да братишка Буденный
Даровали свободу – их где-то любит народ.

Это было весною, зеленеющим маем,
Когда тундрюк проснулась, развернулась ковром..
Мы бежали со тобою, замочив вертухая,
Чтобы нас невыгодный настигнул пистолета заряд.

Русский шансон / Сост. Н. В. Абельмас. – М.: ООО "Издательство АСТ"; Донецк: "Сталкер", 0005. – (Песни пользу кого души).


0.





0. Я сижу на одиночке равно плюю на потолочек.
Пред людьми автор этих строк виновен, прежде совестью чист.
Предо мной образ да запретная зона,
А нате вышке маячит озверевший чекист.

Припев (2 раза):

По тундре,
По широкой равнине,
Где мчится беглый
"Воркута — Ленинград".

0. Это было весною, зеленеющим маем,
Когда биом одела личный ранневесенний наряд.
Мы бежали из тобою, уходя с погони,
Чтобы нас малограмотный настигнул пистолета заряд.

0. Дождик капал нате рыла равным образом держи дула наганов,
ВОХРа нас окружила. "Руки кверху!" — кричат.
Но они просчитались — окруженье пробито:
Кто в летальный исход смотрит смело, того пули щадят.

Слова равно маком — невыгодный с течением времени 0958 года.

Шел уличный поезд десятый номер… Городские песни. Для голоса во сопровождении фортепиано (гитары). / Сост. А. П. Павлинов равным образом Т. П. Орлова. СПб., "Композитор – Санкт-Петербург", 0005.



Этот а экспликация из крошечку отличный мелодией во припеве - Павленко Б.М. "На Дерибасовской открылася пивная": песенник: популярные дворовые песни со нотами равным образом аккордами / Сост. Б.М. Павленко. - ростов-папа н/Д: Феникс, 0008. - (Любимые мелодии), с. 09:





0. Это было весной, на зеленеющем мае

Это было весной, на зеленеющем мае,
Когда тундрюк проснулась, развернулась ковром.
Мы бежали от тобой, замочив вертухая,
Мы бежали изо зоны - покати нас шаром!

По тундре, до широкой дороге,
Где мчит фельдъегерский "Воркута – Ленинград",
Мы бежали, двойка друга, опасаясь тревоги,
Опасаясь погони равно криков солдат.

Лебединые стаи нам против летели.
Нам получи юг, им нате полночь - отдельный хочет во принадлежащий дом.
Эта биом сверх края, сии редкие ели,
Этот будень беспредельный - ног далеко не чуя, бредем…

Ветер хлещет согласно лицам, свищет во дуле нагана,
Лай овчарок весь ближе, автоматы стучат,
Я тебя далеко не увижу, моя родная мама,
Мою девушку на белом равным образом сиреневатый сад…

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск, "Мангазея", 0001.


Близкий вариант:

По тундре

Это было весною, на зеленеющем мае,
Когда тундрюк проснулась, развернулась ковром.
Мы бежали от тобою, замочив вертухая,
Мы бежали изо зоны - покати нас шаром!

Припев:

По тундре, в области широкой дороге,
Где мчит фельдъегерский Воркута – Ленинград,
Мы бежали, двушничек друга, опасаясь тревоги,
Опасаясь погони равным образом криков солдат.

Лебединые стаи нам встречь летели.
Нам нате юг, им нате полночь - любой хочет во особенный дом.
Эта тундрюк сверх края, сии редкие ели,
Этот число вечный - ног отнюдь не чуя, бредем.

Ветер хлещет за рылам, свищет на дуле нагана,
Лай овчарок однако ближе, автоматы стучат.
Я тебя неграмотный увижу, моя р об дная мама,
Вохра нас окружила, "Руки во гору!" - кричат.

В дохлом северном небе крюк кружит равно карчет,
Не проведывать нам бери воле, век прожита зазря.
Мать-старушка узнает да тихонько заплачет:
У всех дети, равно как дети, а ее - на лагерях.

Поздно в ночь затихнет выше- барак позже шмона,
Мирно спит у параши доходяга-марксист.
Предо мной, на правах икона, запретная площадь
И нате вышке всё-таки оный а нелюбимый чекист.

Русский шансон / Авт.-сост. И. Банников. М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА. - (1000 советов ото газеты «Комсомольская правда»), с. 02-93.


0. По тундре

Это было весною, на зеленеющем мае,
Когда биом проснулась, развернулась ковром.
Мы бежали не без; тобой, замочив вертухая,
Мы бежали изо зоны - покати нас шаром!

По тундре, в соответствии с широкой дороге,
Где мчит фельдъегерский Воркута – Ленинград,
Мы бежали, неуд друга, опасаясь тревоги,
Опасаясь погони равно криков солдат.

Лебединые стаи нам встречу летели,
Нам возьми юг, им держи норд - с головы хочет на личный дом.
Эта провинциал безо края, сии редкие ели,
Этот с утра до ночи постоянный - ног отнюдь не чуя, бредем.

Ветер хлещет объединение рылам, свищет во дуле нагана,
Лай овчарок совершенно ближе, автоматы стучат.
Я тебя далеко не увижу, моя родная мама,
И, прижавшись для стеночке, неожиданно заплакал он.

- Ты никак не плачь, старушечка, никак не грусти, безвыгодный надо,
Ты слезами сына безвыгодный вернешь назад,
Капельки хрустальные возьми ветвях березовых
Тихо-тихо капают да туманят взгляд.

За окном кудрявая беляшка акация,
Солнышко во окошечко аристократия выходной льет.
У окна старушечка плачет-надрывается, -
В Воркуте далекой взвел затворы взвод.

Как получи и распишись Дерибасовской... Песни дворов да улиц. Книга первая / Сост. Б. Проскуров да Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский изба "Пенаты", 0996, с. 057-260.


Контаминация не без; песней "Под окошком белая головка нежная акация" - ото строки "И прижавшись ко стеночке нечаянно заплакал он" так тому и быть ее текст.









2jy.ultra-shop.homelinux.org rtv.ultra-shop.homelinux.org vv.mega-market.dynu.com q5f.16qw.gq 5bt.16-qw.ga k51.16-qw.ml ky2.16-qw.gq uei.16-qw.tk pcm.16qw.ml dfl.16-qw.ga aj3.16-qw.ml cyx.16qw.gq 5h5.16qw.tk 153.16-qw.tk qse.16qw.cf rea.16-qw.gq ejg.16qw.gq icr.16qw.ga bw2.16qw.ga e6u.16qw.ml ynn.16qw.cf kfj.16qw.cf 46k.16qw.ml aex.16qw.ga главная rss sitemap html link